История Водораздельной горы продолжается

 

    Совсем недавно стали известны новые факты, связанные с Водораздельной горой, или Горой Палласа. В свете информации, основанной на этих фактах, становится ясно, что открытие Водораздельной горы еще не закончено и имеет чрезвычайно интересное продолжение.
 
О Водораздельной горе
 
       Многим забайкальцам хорошо известно, что в Забайкальском крае находится комплексный памятник природы — Водораздельная гора, или Гора Палласа. Она находится на Яблоновом хребте недалеко от Читы. Внешне ничем не примечательная, тем не менее, обладает уникальной в мировом масштабе особенностью — разделяет водосборные бассейны трех крупнейших рек мира: Амура, Лены и Енисея. Здесь, конечно, необходимо пояснение. Бассейн реки — это территория, с которой все поверхностные и грунтовые воды стекают в эту реку, включая ее притоки. Оказывается, три таких территории, с которых собираются воды в реки Амур, Лена и Енисей, стыкуются в Забайкалье на этой горе. Это открытие было сделано простым учителем из Могойтуйского района Тимуром Жалсарайном. Он назвал это место Амуро-Лено-Енисейским стыком, заявив, что забайкальская точка на Великом водоразделе не имеет аналогов на Земле, и потому ее можно отнести к таким мировым достопримечательностям, как центр Азии в Кызыле, полюс холода в Оймяконе.
       — Из-за рельефа местности атмосферные осадки направляются на север через Витим в Лену, на запад через Хилок в Байкало-Енисейскую систему и на восток через Ингоду в бассейн Амура, — писал Тимур Жалсарайн. Величайшими эти реки он назвал не зря. По протяженности и площади водосбора они входят в число первых 15 крупнейших речных систем мира. Гениальная догадка Тимура Ухиновича Жалсарайна состояла в том, что он увидел неповторимость контакта трех крупнейших речных систем в масштабе всей планеты, не побывав на месте. Он нашел точку контакта расчетным путем, только анализируя географические карты, сделав, таким образом, теоретическое географическое открытие или научный прогноз, позднее подтвердившийся самым блестящим образом. Сотрудники редакции, в которую принес статью Жалсарайн, усомнились в материале и не решились ее публиковать. Слишком невероятным и смелым было заявление о том, что забайкальцы являются наследниками уникального явления природы. Статья долго пролежала в редакции. Наконец, сотрудники редакции обратились к ученым географам, у которых материал вызвал живейший интерес.
        В 1977 году маленькая статья “Точка Великого водораздела”, представляющая, по сути, открытие планетарного значения, увидела свет на страницах газеты ”Забайкальский рабочий”.
      Читинскими краеведами была организована экспедиция на Яблоновый хребет, и обозначенная на карте Тимуром Жалсарайном точка реально была определена в 1982 году. Этой точкой стала высота с отметкой 1236 метров, которая получила название Водораздельная гора на Яблоновом хребте. К сожалению, сам Тимур Ухинович не участвовал в экспедиции, т.к. уже был в возрасте. Основным инициатором и участником этой и других последующих экспедиций на эту гору был Ю.Т. Руденко, член Забайкальского отделения Русского географического общества в ту пору, преподаватель Читинского педагогического института. Вместе со своими коллегами географами он отыскал на местности ту гору, где смыкаются бассейны Амура, Лены и Енисея. Юрий Тимофеевич Руденко сыграл немалую роль в пропаганде этого открытия и внес значительный вклад в донесении значимости этого события до общественного сознания. Именно он всегда подчеркивал приоритет Жалсарайна в этом открытии. Он и поныне занимается этой темой, выступает по телевидению, пишет статьи, занимается организацией конференций.
       По предложению Географического общества эта гора получила статус государственного памятника природы и впервые под названием “Водораздельная гора” была обозначена в “Атласе Читинской области" (1997). Краевед А.А. Шипицын предложил увековечить в названии вершины имя российского академика, немца по национальности, Петра Симона Палласа, руководителя одной из самых знаменитых академических экспедиций 18 века, пересекшего Яблоновый хребет. Палласом впервые в забайкальской географии были всесторонне описаны многие местности южной половины Забайкалья (район Кяхты, долина Онон-Борзи, хребет Адун-Чолон и другие). Им было подмечено, что хребет Яблени-Даба отделяет Даурию от Сибири, а также реки, текущие в Байкал и Лену, от рек амурских. Как видно, для изучения Забайкалья Паллас сделал очень много. Поэтому и появилось предложение назвать эту точку Горой Палласа, пока закрепившееся на местном уровне.
 
Еще одно открытие
 
      Вот такие основные вехи этого открытия, которые обсуждались в многочисленных публикациях о Водораздельной горе на протяжении свыше 30 лет вплоть до сегодняшнего дня. А совсем недавно, в апреле 2011 года, была обнаружена вторая статья Жалсарайна на эту же тему. Она называется “Четыре точки на планете”. Эта статья была опубликована в газете “Агинская правда” в 1979 году, и, к сожалению, осталась незамеченной научной общественностью в то время. По существу, эта публикация явилась совершенно неожиданным поворотным пунктом в истории этого открытия и даже сенсацией в некотором роде. Информация, изложенная в ней, заставляет смотреть на факт открытия Водораздельной горы и на личность самого Тимура Ухиновича Жалсарайна под другим углом зрения и ставит новые вопросы, которые наверняка не будут иметь ответа в ближайшем будущем.
      Так о чем же эта статья? Во-первых, в ней Тимур Ухинович вводит, по сути говоря, понятие водораздельной точки. Ведь, например, в географических словарях, словарях терминов (словосочетаний), используемых в геологии, географии, геоморфологии, нет таких определений. Он пишет: “Почти никогда не говорят о водораздельных точках, т.е. о стыках трех речных систем. Между тем они очень интересны. Человек, находясь на этих точках в пору таяния снега или во время дождя, может увидеть с виду в самом обыкновенном явлении природы очень редкую картину. Отсюда растекаются воды в три различные речные системы”. Во-вторых, по его утверждению, таких точек на всем земном шаре не так уж много — около тридцати, к числу которых он относит стык Амура, Лены и Енисея как самую великую водораздельную точку по его определению. И, в-третьих, среди этих тридцати Жалсарайн выделяет четыре наиболее значимых, о чем и говорит название статьи, среди которых на первом месте опять же вышеупомянутый стык бассейнов на Яблоновом хребте.
      Чрезвычайно интересно высказывание Жалсарайна о второй водораздельной точке. По его словам, это место находится в Северной Америке почти на самой границе США и Канады на гребне Скалистых гор, и является стыком речных систем Миссисипи, Колумбии и Нельсона. Эта точка замечательна тем, что находится между тремя океанами — Тихим, Атлантическим и Северным Ледовитым, потому Жалсарайн и назвал ее точкой трех океанов.
     По данным же, приведенным в Интернете, это место сопряжения речных систем Миссисипи, Колумбии и Нельсона действительно есть в Америке и называется оно Triple Divide Peak (Пик Тройного раздела Водоразделов). Точка тройного раздела водных бассейнов расположена на границе США и Канады, как и указывал Жалсарайн, в Глейшер Национальном парке штата Монтана, в одном из самых знаменитых мест в США. Triple Divide Peak является важной гидрологической вершиной: в этой точке встречаются главный водораздел (континентальный водораздел Северной Америки) и водораздел Лаврентийской возвышенности. Сам парк раскинулся в узком перешейке Скалистых гор, где граничат штат Монтана (США) и две канадские провинции Альберта и Британская Колумбия, являясь одним из самых диких, самых богатых по разнообразию и нетронутых экосистем в умеренных зонах земного шара. Географическое значение региона как верховьев континента, откуда разливаются воды в Тихий океан, Мексиканский и Гудзонов заливы, было впервые подмечено американским орнитологом и исследователем Георгием Бердом Гриннелом еще в начале ХХ века, потому Гриннел назвал это место достаточно пафосным названием Корона Континента.
    Надо отметить, что парк имеет богатую историю. Он основан в 1910 году, находится в ведении Службы национальных парков США, в среднем в нем бывает 2 млн. посетителей в год, с годовым бюджетом свыше 13 млн. долларов. На территории парка находятся кемпинги и туристские базы, свыше 300 различных зданий и строений. Было заключено соглашение между Конгрессом США и парламентом Канады об объединении двух парков — этого и парка с канадской стороны, а также проведении совместной природоохранной деятельности. В 1995 году этот регион объявлен мировым наследием. Конечно, есть и проблемы в этом парке, так как в связи с глобальным потеплением исчезают уникальные, необычайной красоты, ледники.
      Читателю будет небезынтересно знать, что один из американских авторов, подчеркивая уникальность их горы, пишет, что в мире всего три подобных места, в число которых входит и гора в Сибири, т.е. в Америке осведомлены о Водораздельной горе в Забайкалье. В этой же статье автор пишет, что не смог узнать название горы в Сибири. К слову говоря, было бы вполне логично, если бы название Гора Палласа, закрепившееся на местном уровне, было принято в высоких официальных инстанциях.
       Есть большая вероятность того, что Тимур Ухинович, действительно, заново открыл эту точку, т.к. у него не было, конечно, никакого доступа к американской печати в то время. Есть еще одна причина думать так. В первой статье “Точка Великого водораздела” он приводит достаточно подробное сопоставление забайкальского сочленения с другими точками по миру. Например, он пишет: ”Нигде в других местах ни одна пара великих речных систем — ни Амазонка с Ла-Платой в Южной Америке, ни Заир с Нилом или Нигером в Африке, ни Миссисипи с Маккензи в Северной Америке — или не сопредельна, или не образует водораздельных точек с третьей подобной себе речной артерией”. Как видно, он внимательно изучал подобные места на планете, потому и есть основание говорить о том, что он владел определенной методикой расчета или особой научной интуицией, позволившей ему увидеть более тридцати подобных точек сопряжения между значительными реками на планете, в том числе и американскую точку.
На этом не заканчивается цепь интересных фактов, касающихся этой сенсации. При обсуждении параметров двух вершин Горы Палласа и Triple Divide Peak обнаружилось, что координаты Водораздельной горы — 52 градуса северной широты и 113,5 градуса восточной долготы, координаты Triple Divide Peak — 48,5 градуса северной широты и 113,5 градуса западной долготы. Таким образом, эти две точки, находящиеся в разных полушариях, практически симметричны относительно земной оси, т.е.,если начиная с точки Забайкальского стыка через земную сферу мысленно провести прямую перпендикулярно к земной оси, то другой конец прямой выйдет на американском континенте в месте, где находится Triple Divide Peak. Можно допустить, что это простое совпадение, но достаточно интересное. А если не совпадение, то какие выводы могут последовать? Вопрос остается открытым, хотя совершенно очевидно одно, что этот факт, замеченный забайкальцами, неизвестен в Америке.
 
Гора Палласа должна стать туристической Меккой
 
    В свете вышеизложенных фактов становятся актуальными идеи, высказанные Александром Константиновым, Юрием Руденко о том, что Гора Палласа может стать своеобразной Меккой в познавательном туризме. Сейчас она доступна только пешим туристам да тем, кто имеет автомобили вездеходного типа. Если же улучшить имеющуюся лесовозную дорогу, которая проходит мимо Кадалинских Дворцов, то читинцам и гостям города будут доступны и Гора Палласа, и Великий водораздел, ближе в два раза окажутся и Ивано-Арахлейские озера. Нам представляется, что, планируя развитие города, нужно обязательно предусмотреть создание туристической инфраструктуры на Ивано-Арахлейских озерах, — пишут они. Таким образом, неоднократно высказываемая ими идея о создании национального парка в этой зоне становится вполне зримой и реальной. Действительно, Забайкалье в этой местности не менее богато прекрасными ландшафтами, разнообразием флоры и фауны, и другими природными достопримечательностями, как и на противоположной стороне земного шара.
     Третьей же Жалсарайн указывает точку между речными системами Волги, Днепра, Западной Двины, находящейся на Валдайской возвышенности. Ее примечательность состоит в том, что она является точкой трех крупнейших внутриконтинентальных морей — Балтийского, Каспиийского и Черного. Это, конечно, известная точка. Недаром в наши дни Валдай называют единственной “пуповиной” европейской России и “хрустальным куполом Европы”, поскольку с позиции глобальной экологии это одна из самых уязвимых точек планеты.
   И, наконец, по мнению Жалсарайна, четвертая, единственная в своем роде точка находится на гребне Гималайских гор, между речными системами Ганга, Инда и Брахмапутры. А единственная в своем роде она потому, что — это высочайшая на нашей планете водораздельная точка, которая расположена на высоте не менее семи тысяч метров над уровнем моря. С этой точки растекаются не воды, а происходит грозное явление природы — снежные лавины, сползание ледников по направлению к верховьям трех великих гималайских рек, пишет Тимур Ухинович. Нам представляется, что это открытие еще неизвестно ученым, географам, гидрологам всего научного мира и ждет своей оценки. Если это так, то приоритет открытия точки на Гималайском хребте, как стыка рек Ганга, Брахмапутры и Инда, будет закреплен за Жалсарайном.
 
Тимур Жалсарайн
 
   Так кто же он, первооткрыватель уникального явления? Как среди множества ученых географов, геологов и экологов, изучавших карты, увидел места водоразделов простой сельский учитель, не отягощенный никакими степенями и званиями?
   Несомненно, Тимур Ухинович обладал живым и необыкновенным пространственным воображением , чтобы выдвигать гипотезы, изучая простые географические карты. Ведь он не имел возможности быть там в этих местах, полагался только на научную интуицию, которая придавала ему твердую убежденность в собственной правоте. Сохранилось одно любопытное письмо Жалсарайна той поры, адресованное Ю.Т. Руденко, в котором Тимур Ухинович пишет: “Точно ли установлена эта точка? Полагаю, это сделать не так просто. На предполагаемом месте Яблоновый хребет может иметь платообразную плоскую вершину. Тогда придется провести кое-какую инструментальную работу”. Так оно и было, вершина оказалась плоской. По словам Ю.Т. Руденко, решение вопроса, в общем-то, лежало на поверхности, так как в “Атласе Забайкалья” 1967 года был показан и Великий водораздел и раздел вод Лены с Енисеем. Но как бы то ни было, история этой раньше безвестной горы начинается со статьи “Точка Великого водораздела”. А к чести Юрия Тимофеевича и его коллег географов, к которым обратились сотрудники редакции “Забайкальского рабочего”, они сразу же поняли новую идею, заметили и поддержали ее сильные стороны. Благодаря им, это открытие обрело жизнь и новое развитие, а имя первооткрывателя Жалсарайна не забылось.
     Родился Тимур Ухинович Жалсарайн в селе Судунтуй Агинского района в 1928 году. Его отец Полон Ухин был бедным пастухом и проработал всю жизнь у богатых скотоводов. Семья была многодетная. Жалсараев Полон Ухин вместе с женой Долгор растили и воспитывали 13 детей. Самым младшим тринадцатым ребенком был Тимур. В 1936 году Тимур пошел в школу и, закончив ее, продолжил образование в Агинском педагогическом училище. После окончания училища в 1946 году перед ним встает дилемма: либо идти работать в родную школу учителем, либо продолжить образование в высшем учебном заведении по своей любимой географии. И он выбрал второе. В то время в ближайших Читинском и Улан-Удэнском пединститутах не было географического факультета, молодой выпускник оказался перед необходимостью ехать дальше. Так он оказался в Иркутске — большом старинном городе на Ангаре. Было ему там все интересно, все в новинку, а жилось, конечно, трудно, как и всему послевоенному студенчеству. После успешного окончания, в начале 50-х годов, Тимур Ухинович начинает свою педагогическую деятельность в Агинской средней школе, где и проработал много лет, а также и в других школах Агинского округа. Вот такая, казалось бы, на первый взгляд, простая биография. А за этими строками, на самом деле, скрывается необычайно интересная, в чем-то и драматичная, судьба учителя-мыслителя.
    Обычно принято считать, чем дольше работает человек над какой-то проблемой, тем больших успехов он добивается. Однако многочисленные примеры говорят о том, что творчество — особый вид деятельности, не подчиняющийся никаким общепринятым меркам. Так и тут, как ни парадоксально, но Тимур Ухинович уже позже, в 80-е годы, как бы утрачивает интерес к водораздельным точкам и переходит на другие темы. Видимо, для него эта задача уже была решена, и больше его не занимала. Он, увлекаемый неуемной любознательностью и потребностью мыслить, которая была сутью его естества, легко переходил с одной идеи на другую. Его мысли могли касаться самых разных сфер творчества, как вопросов мироздания, астрономии, истории, так и могли вылиться в коротенький юмористический рассказ. Действительно, круг его интересов был необычайно широк, и каждая область его творчества была одинаково важна и интересна ему. Например, ранее, в 60-е годы, с увлечением занимался режиссурой в народном театре, кстати говоря, это ему удавалось. Он изучал труды Архимеда о числах, о правильных многогранниках, позже, в 80-е, написал ряд статей по ономастике, нумерологии, художественные рассказы. Несомненно, у Жалсарайна было свое особое видение природы, мира, и можно предположить, что многие его идеи, которые могли представить значительный интерес в наши дни, остались невысказанными. Также надо признать очень огорчительным факт, что архив Тимура Ухиновича безвозвратно утрачен.
 
Уроки без учебников
 
      На научно-практической конференции “Жалсарайн Тимур Ухинович — педагог, географ, краевед, исследователь”, проведенной в апреле 2010 года в Агинском, прозвучало, что имя Тимура Ухиновича по праву стоит в одном ряду с такими педагогами, как Занков, Амонашвили, и что это педагог, опередивший свое время на несколько десятков лет. Еще тогда, в 60-70-е годы, Жалсарайн вводил обучение, основанное на технологии логических опорных конспектов (ЛОК или ЛОС — листы опорных сигналов). Такое обучение развивало память, способность к анализу, монологическую грамотно выстроенную речь. Это было важно, учитывая тот факт, что Тимур Ухинович в основном работал в национальных школах, где дети превосходно владели родным языком, но не всегда на таком же уровне русским. По словам его учеников, он умел увлекать рассказами о дальних странах, морях и горах так, что они воспринимали географию сердцем, воображением, как науку о живой планете.
       — Мы приходили на урок с тетрадью, ручкой, карандашами и ластиком. Учебник не брали, т.к. учились не по нему. Уроки географии были уроками поиска информации по картам, мы учились умению расшифровывать легенды карт, сопоставлять и анализировать различные факты, — рассказала одна из учениц Тимура Ухиновича на конференции.
    — Тимур Ухинович применял большую карту, сделанную из фанеры с отверстиями, куда вставлялись фишки с номерами. По ней проходили политическое устройство, затем экономические зоны. И таких педагогических находок у него было очень много. Например, контурную карту рисовали прямо на партах. Нарисованные на партах карты можно в любой момент переправить, стереть, не боясь дыр. По этим же нарисованным картам работали и с островами, озерами, горами и т.д., делили их на бассейны, регионы, — вспоминала другая ученица. Или, например, он приносил на урок патефон и пластинки с музыкой разных стран, задача ученика состояла в том, чтобы угадать по мелодии страну и рассказать о ней. Так, любой урок у Жалсарайна превращался в действо. Он всегда придерживался принципа, что творчество учителя рождает творчество ученика.
      Говоря о Тимуре Ухиновиче как о педагоге, нельзя не упомянуть о нем как инициаторе походов школьников на Алханай, озеро Байкал, хребет Сохондо, в пещеру Хээтэй и многие другие географически и исторически значимые объекты, которыми так изобилует Забайкалье. Возможно, самым трудным, но полным романтики и лишений, был поход на голец Сохондо, высотой две с половиной тысячи метров над уровнем моря. Путь проходил через девственную тайгу, бурные горные речки, крутые перевалы. И уже убеленные сединами его ученики на конференции с восторгом вспоминали дни того похода. А про поход на Алханай была написана художественная книга “Тайны Алханая” писателем Жамьяном Балданжабоном, где Тимур Ухинович явился прототипом одного из героев этого произведения. В этом рассказе описывается поход на Алханай группы школьников под руководством двух учителей, одним из которых и был совсем еще молодой в ту пору Жалсарайн. К слову говоря, эта книга включена в программу по бурятской литературе общеобразовательной школы.
      Позже о нем писали, что он вел уроки нетрадиционными методами. И, действительно, его творческое начало выходило далеко за рамки образовательной системы, за что он подвергался гонениям и преследованиям со стороны чиновников от образования. Его программа обучения не входила в прокрустово ложе методических разработок, инспекторские проверки следовали одна за другой. В конце концов, у него отняли кабинет, который был самым оснащенным в школе, и содрали все нарисованные им карты, уничтожили наглядные пособия, сделанные его руками, и передали под кабинет музыки. Есть свидетели коллеги, которые помнят эту необычайную по драматизму картину, когда этот большой и сильный человек сидел и плакал в своем разоренном кабинете. Наконец, наступил момент, когда он оказался вообще вне школы и был вынужден работать сторожем в магазине. Невольно задумываешься, как бывает порой тяжела судьба неординарных личностей в нашем обществе, как сильна косность человеческого сознания. Наверное, проверяющие инспекторы думали, что честно выполняют свои служебные обязанности, хотя, может быть, осознавали неординарность этого учителя, новизну его методов преподавания, но были, как мы сейчас говорим, винтиками административной машины. Например, был такой факт. “Вы, конечно, умный человек, Тимур Ухинович, но вы просто партизан народного образования!” — однажды в сердцах бросил ему один из чиновников образования в пылу очередной полемики.
        Конечно, были коллеги и друзья, понимающие и поддерживающие его, которые пытались заступиться за него. Неоднократно его представляли к званию отличника народного просвещения и столько же раз отклоняли. Звание было присвоено ему уже в конце жизни, когда он был больным и старым человеком. Тимур Ухинович Жалсарайн умер в мае 1991 года и похоронен в селе Кусочи Могойтуйского района.
         Кто-то может подумать, что преследования, которые чинились по отношению к нему, основывались на зависти к его незаурядности. Нет, здесь не было места для зависти. Для власть предержащих он был рядовой учитель, но непослушный и раздражающий в своем непослушании. А до его открытий им даже не было дела, им даже в голову не приходило, что это было открытие действительно планетарного значения. Наверное, оно когда-нибудь войдет в историю науки. Есть меткое высказывание у Зигмунда Фрейда: “Гений и послушание — две вещи несовместимые”. В самом деле, гений проявляется в непослушании, ибо он ищет новое и не хочет следовать существующему. Гений — новатор по определению, а непослушание — одна из неизбежных черт человека ищущего, создающего нечто новое. Не отсюда ли истоки этого великого открытия, сделанного простым учителем? Простым ли?
       Совершенно справедливы слова, прозвучавшие на конференции: “Его не оценили при жизни, его имя и сейчас находится в забвении”. Думается, что эта статья в какой-то степени восполнит этот пробел. Мы надеемся, что личность Тимура Ухиновича Жалсарайна найдет достойное признание, и мы еще будем гордиться тем, что нам посчастливилось быть его современниками.
 
Наталья АТУТОВА,
дочь Тимура Жалсарайна, член Забайкальского отделения Русского географического общества.
Шираб-Нимбу ДАШИДОНДОКОВ,
председатель Агинского отдела Забайкальского отделения Русского географического общества.
 

23-07-2019

Развлечения
Фоторепортажи
Календарь
Погода
Гидрометцентр России